НП «Межведомственная служба помощи детям и молодежи «Восхождение»
(Восстановлено из остатков закрытого проекта)

Папина дочка | автор: admin | 19 сентября 2016 |

Категория: Статьи, Папам


- Татьяна Геннадиевна, что осталось в вас из вашего детства?

 



 

- Ощущение простора, свободы. Летом – леса и поля Подмосковья. Зимой – череповецкие дворы. Мы и росли не в квартирах, а во дворах. Дружили, носились всей гурьбой, ссорились, мирились… У нас во дворе, на Металлургов, 2, был фонтан – мальчишки меня в нем не раз топили «за вредность». Я была лидером, ребят постоянно уводила со двора – на рынок, за черемухой, в кино… В подъезде, а позднее, когда во дворе появилась агитплощадка, мы ставили спектакли, устраивали концерты. Зрители – малышня и сами артисты.

 



 

- Откуда в вас столько самостоятельности?

 



 

- Родители всегда мне очень доверяли. Настолько, что в садик (довольно далеко) я ходила одна и отводила еще двух девочек из своей же группы. А в девять лет я одна ездила в Москву. Мама с папой сажали в вагон: «Присмотрите за девочкой» - и все. А на Ярославском вокзале пересадка на электричку, а потом еще километр пешком, с сумкой. И, к слову, в наши игры во дворе они тоже не вмешивались. Не вторгались в мой мир.

 



 

- У родителей на вас хватало времени?

 



 

- Они часто были очень заняты. Мама преподавала в вечерней школе, папа трудился допоздна – и все вечера я была одна дома. Тосковала – страшно, до слез. Но не признавалась. Да и время было такое.

 



 

Мама и папа даже не предполагали, что их дочка – выдумщица, заводила –мечтает о тихом домашнем уюте: совместном чтении книг, разговорах за общим столом. Не хватало ей такого проявления любви, очень не хватало!

 



 

- У нас было иное качество общения. Никакого сюсюканья, но зато родители часто брали меня с собой на работу. Я видела, как они трудятся, общаются с другими людьми, наверное, что-то перенимала неосознанно. Папа, Геннадий Иванович Чернов, работал на ТЭЦ ПВС металлургического завода, и я там, можно сказать, выросла. Его очень уважали и как человека, и как специалиста, я все это видела. Позднее, когда не поступила в театралку, я устроилась туда – и мигом организовала лыжные вылазки, походы… Когда на следующий год поступила, все очень жалели…

 



 

Мы много работали вместе. Домашние дела, субботники во дворе… Я потом выводила ребят на такой же субботник – стены помыть в подъезде. Родители выдавали нам всем мыло, тряпки, и мы драили. Подъезд наш был самый чистый, и нам это очень нравилось!

 



 

Такое отношение – сначала дело, а потом дом, - я перенесла и в свою семью. И очень благодарна мужу, что он понимает мою увлеченность. Детей тоже брала на работу, Андрей мальчишкой участвовал в разных торжествах – читал, например, стихи.

 



 

Зато теперь и получаю… Младший, Илья, порой выскажется деланно-изумленно: «Да-а? У нас, оказывается, мама была?». Знаю, что шутит, но слышать – горько.

 

Самое странное, что и поняв многое, переосмыслив, переделать себя не могу. Внучке год и три, и я бы с огромным удовольствием взяла ее на весь день – играла бы, гуляла… Но вместо этого опять спешу на работу, как будто именно это – главное в жизни.



 

 

- Чего бы вы хотели лично для себя?



 

 

- Я люблю одиночество. С детства. Мне всегда с собой интересно. А больше всего хочется оказаться на берегу озера в Белозерском районе, где у нас дача. Сидеть на берегу (и чтобы рядом – восточно-европейская овчарка, обожаю этих собак!), смотреть на озеро, которое меняется каждую секунду, на небо, которое тоже меняется. Это идеальное для меня состояние – созерцательное, умиротворенное… Оно во мне от папы – он тоже любил простор, природу.



 

 

Когда Геннадий Иванович умер – в одночасье, скоропостижно, всего в 60 лет, - Татьяна Геннадиевна была в шоке. Разом полезли болячки, врачи настаивали на операции. Она – папина дочка! – не поверила ни одному диагнозу, и оказалась права. Прошло время, постепенно вернулось здоровье. Но самые теплые воспоминания детства до сих пор приправлены болью утраты.



 

 

…Папа красит табуретки коричневой краской – чтобы дочка могла играть «в школу», где классная доска именно такого цвета.



 

 

…Они с папой возвращаются домой, и у магазина он замедляет шаг, потому что знает: маленькая дочка сейчас молча обхватит его ноги, и он, как обычно, согласится: «Ну, пойдем, купим шоколадку» - малюсенькую, но такую красивую!



 

 

…Вечером после очередного субботника они идут по городу и смотрят – какой цех лучше убрал. «У ТЭЦ – чище всех!» - шумно радуется Таня и видит, что и отцу приятно.



 

 

- …Когда я спрашиваю свою маленькую внучку: «Как тебя зовут?» - Женечка радостно лепечет: «Частье!». И это замечательно, что сын и невестка не стесняются называть дочку так ласково: Любимая, Солнышко, Радость моя, Счастье… Детям необходимо знать, что их любят.


Автор: Ромина Ирина


Просмотров: 861