НП «Межведомственная служба помощи детям и молодежи «Восхождение»
(Восстановлено из остатков закрытого проекта)

Как помочь семье, которой трудно? | автор: admin | 22 сентября 2016 |

Категория: Статьи, О нас


Программа «Дорога к дому» исповедует иное, чем раньше, отношение к семьям, называемым асоциальными или кризисными. В чем оно заключается?

Семья, оказавшаяся в сложной жизненной ситуации. Ее называют кризисной, асоциальной, относящейся к группе риска, общественно опасной, в крайнем случае — проблемной. И на первый взгляд кажется, что так и есть: дети бросили школу, часто воруют, хулиганят; родители не работают, только пьют и дебоширят — конечно, опасны для общества. Как считалось до недавнего времени, родителей надо вызвать (в школу, на педсовет, на заседание комиссии по делам несовершеннолетних, еще куда-нибудь) и пристыдить, внушить, потребовать… Детей отругать, пригрозить им чем-то страшным… Иногда звучали другие голоса: помочь разобраться в жизни, в отношениях. Или раздавалось сакраментальное: «Не учите их жить, помогите лучше материально».

Но вся беда в том, что как помочь — не совсем ясно, потому что те, кому, по мнению окружающих, помощь необходима, от нее отказываются. А если человеку постоянно давать деньги, то какой смысл ему зарабатывать их самому? (Развитые страны, к слову, через этот этап прошли и теперь не торопятся назначать огромные, по нашим понятиям, суммы в качестве компенсации за безработицу).

Тупиковая ситуация?

— Нет, — говорят сегодня специалисты по социальной работе. — Таким семьям действительно можно помочь.

Секрет одновременно и сложен, и прост. Овладевают им на семинарах и тренингах специалисты и руководители проектов городской программы «Дорога к дому». Один из таких семинаров — «Социальная работа с кризисными семьями» — завершился в минувшую субботу /31 марта/. Проводил его Вячеслав Москвичев, руководитель отделения помощи кризисным семьям Центра развития растущего поколения «Перекресток», преподаватель Московского Государственного психолого-педагогического университета (г. Москва). По нашей просьбе он сумел выкроить время для пресс-конференции.

— Возьмем простой пример — ребенок не ходит в школу, — рассказывает Вячеслав Викторович. — Учителя беспокоятся, обращаются к родителям, те в ответ: «Сами не знаем, что делать». Учителя, социальные педагоги пытаются как-то воздействовать, что-то требовать, но к изменению ситуации это не приводит. Нужна другая работа — серьезная, кропотливая.

— Но не все же семьи согласятся, чтобы к ним пришел социальный работник, вмешивался в их жизнь. Как в таком случае можно помочь конкретной семье? — спрашивали журналисты.

— Хороший вопрос. Здесь очень важен первый контакт. Если мы приходим не «сделать что-то с семьей», а спрашиваем: «В чем для вас сложность? Как вы видите эту ситуацию?» — люди скорее начнут делиться проблемами. Вернемся к нашему примеру. Ребенок не ходит в школу — чья это проблема? Его? Учителей? Родителей? Давайте спросим самого подростка, какие у него сложности в жизни, — и это могут оказаться вовсе не школьные заботы, а то, что на него родители орут, или он с другом поссорился. И если мы начинаем работать с ним над его реальной проблемой, — успех будет. Нельзя помочь человеку сделать то, чего он не хочет делать.

— А если он сам не знает, чего хочет?

— Значит надо помочь ему понять это.

— Мы не решим ни одну проблему человека, если не находимся в контакте с ним, — вступает в разговор Александр Викулов, директор МСПДМ «Восхождение». Старые способы не действуют — об одних и тех же семьях порой говорят годами — педагоги, милиция… К новой социальной работе не готовят вузы, поэтому сейчас мы вместе учимся, чтобы эффективно помогать людям решать их проблемы. Наши главные инструменты — это развивающий диалог и восстановительный подход (Вячеслав — как раз один из разработчиков восстановительного подхода); это определенная система ценностей. Например, у нас не получится развивающего диалога, если мы разговариваем с человеком без уважения его прав, без веры в него, не определяем границы ответственности; если мы не можем любить клиента, относимся к нему без интереса. Не произойдет тогда чудо контакта. И это проблема не только России, но и других стран.

— Немотивированных клиентов не бывает, — добавляет Игорь Столыпин, руководитель социальной службы МСПДМ «Восхождение». — Мы не занимаем экспертную позицию, не приходим чему-то учить. Мы — партнеры. Встречались семьи очень закрытые, имевшие не слишком радостный опыт общения с другими структурами, — нам попросту не открывали двери. Но мы находили контакт, работали — и люди меняли свою жизненную ситуацию.

— А мы нашли еще такой вариант, — говорит Ирина Митрофанова, руководитель проекта «Шаг навстречу» (служба социальных участковых и «скорая социальная помощь»). — Расширили свои границы: наши специалисты принимают не только в центре, но и в детских поликлиниках, в милиции. Семьям проще стало нас найти, чтобы поделиться своими проблемами.

— Да, люди часто обращаются в милицию, вместо того чтобы идти к психологу, — комментирует Вячеслав Москвичев. — «Сделайте с ним что-нибудь!» — а что может милиционер, если человек не совершил ничего противоправного?

Изменения в социальной сфере происходят небыстро, поскольку связаны с изменениями в сознании людей, в частности — с принятием на себя ответственности за свою жизнь. «Дорога к дому» только в начале своего нелегкого пути. Но специалисты и руководители проектов активно учатся решать проблемы (в том числе, кстати, и свои собственные — без этого невозможно помочь другому человеку), и первые результаты уже есть.

Автор: Ромина Ирина
специалист по связям с общественностью и СМИ

Просмотров: 1092





Запчасти к электроинструменту http://aziatool.com/