НП «Межведомственная служба помощи детям и молодежи «Восхождение»
(Восстановлено из остатков закрытого проекта)

Индивидуалки Ростова

Отцовские стратегии. Часть III | автор: admin | 23 сентября 2016 |

Категория: Статьи, Папам


Сегодня о традициях воспитания в семье, о влиянии отца на свою судьбу размышляет начальник доменного цеха ОАО «Северсталь» Валерий Логинов:

— Мой отец, Николай Тимофеевич, прошел две войны: Отечественную и с Японией; служил в контрразведке СМЕРШ («Смерть шпионам»). Награжден орденами и медалями. Его авторитет в семье был бесконечно велик. Отец все дела доводил до конца; во всем стремился дойти до истины. Эту свою черту он сумел передать и мне, за что я ему очень благодарен.

Жили мы в деревне; в то время это было тяжело. Трудодни ничего не стоили. Помню, как мы сами заготавливали дрова, работали на приусадебном участке. Отец трудился от темна до темна, научился разводить пчел, причем ульи сделал своими руками. И нас с братом учил строить, столярничать и многому другому, чем сейчас мужчины почти не занимаются.

Детей в ту пору в семьях было много. И отец, председатель колхоза, собрал сходку: «Ребята, вы можете заработать деньги — если будете крыть крыши дранкой». И мы все лето работали. Я, пятилетний пацан, тоже носил эту дранку по крышам! И мы с братом купили велосипед «Орленок» (катался, правда, больше брат — я больше просил…). Но купили-то мы на свои заработанные деньги — вот что было важно. И своим детям я стремился передать истину: «Деньги нужно заработать, а не просто получить».

Отец «привез» с войны тяжелые болезни. Очень страдал. Но в доме никогда не было гнетущей атмосферы. От нас с братом, пока были маленькие, он скрывал свои боли, да и потом не циклился на них. Последние лет 15 он, думаю, жил только благодаря бесконечной силе воли: вовремя принимал все лекарства, выполнял все назначения врачей, соблюдал строжайшую диету и т.д. Он был нам необходим, и знал это. В апреле 80-го заболел; врачи решили, что опять воспаление легких (болел пневмонией не один раз в год), лечили… А оказалось — инфаркт. Когда поставили верный диагноз, было уже поздно. Не спасли.

— А ваши дети знают о вашем отце?

— В моей семье, я бы сказал, культ деда. Я рассказывал своим сыновьям о войне, — но со слов матери: отец не любил вспоминать те годы. У него погибло очень много друзей; два брата (остался только он и сестры), у матери вернулся тоже только один брат.

…Хранится у нас интересная фотография. На ней мне полгода, старшему брату четыре — и он в валенках, в «военной форме», а на ней — ордена и медали отца. Только по ней я могу судить, сколько наград имел мой отец: через несколько лет братец многое растерял.

— И как отнесся к этому отец?

— Попало брату, конечно.

— Отец сурово наказывал вас с братом?

— Ремень он брал в руки не так уж редко. При этом я никогда не чувствовал обиды: отец был очень справедлив. Лишь однажды, помню, налупил он меня ни за что (как я тогда решил) — я обиделся и убежал в другую деревню. Тогда мама поступила очень мудро: нашла меня, привела домой — и я извинился перед отцом. Последний раз он лупил меня уже в седьмом классе. Я тогда ремень вырвал, мы посмотрели друг другу в глаза — и он понял, что я уже вырос, и этот метод больше не действует. Потом, кстати, я носил тот ремень в брюках — он был широкий, удобный.

Но возвращаясь к наказаниям — сам я не сторонник порки. Старшему сыну изредка еще попадало, но младшего уже не трогал.

— Как вы пришли к такому решению?

— Думаю, просто время стало другим. Знать стали больше. Есть ведь и другие методы воспитания; японцы, например, маленьких детей вообще не наказывают — никак.

— Какими выросли ваши дети?

— Разными. Старший, Игорь, пошел по моим стопам: окончил ЧГУ, год отслужил в армии, пришел в доменный цех; теперь начальник смены. Младший окончил металлургический колледж, но потом организовал фирму. Понял, что не хватает знаний, поступил в вуз.

Честно сказать, как отец часто ругаю себя: старшему уделял больше внимания. Мы с ним и в лес (любовь к тихой охоте в нас от отца), и в кино — даже садик прогуливали, когда у меня выходной на неделе был. В сентябре хватали надувную лодку — и на залив. Хоть пять хвостов поймали — все равно счастье!.. А младший, Пашка, родился — я уже работал зам. начальника цеха, времени свободного мало, денег — больше. И время другое; хотелось показать детям города, страны… Откупался, наверное, в какой-то степени.

Но многое и повторяется. Я, например, считал, что мать меня любит больше, чем старшего брата, — и мой младший уверен в том же (хотя это и не так). Я во многом подражал брату — и у моих сыновей так же. Или: отец не любил брать деньги в долг — и мы все такие же. Лучше скопить. И уклад нашей жизни сыновья перенимают. У нас, например, есть хорошая компания, мы уже много лет каждый выходной с женами, детьми, а теперь кое-кто и с внуками отправляемся за город, зимой — на лыжах, даже в мороз. Ждем всю неделю. Варим там уху, делаем фотографии… Заряд на всю неделю!

(Газета "Речь", № 210 за 2006 г.)

Автор: Ромина Ирина
специалист по связям с общественностью и СМИ

Просмотров: 799