НП «Межведомственная служба помощи детям и молодежи «Восхождение»
(Восстановлено из остатков закрытого проекта)

Нам просто нравятся дети | автор: admin | 23 сентября 2016 |

Категория: Статьи, Родительская академия


В 2005 году на празднике, посвященном Дню отца, Валерию Колюгину, электромонтеру ООО «Электроремонт», было вручено благодарственное письмо мэрии как замечательному папе пятерых детей, двое из которых ходили в детский сад № 53. После этого в семье родилась дочка Сонечка.

- Валерий Игоревич, молодые семьи порой боятся хлопот, связанных с детьми: недосыпания, заботы…


- Это все окупается. Когда осознаешь, что у тебя дети, что они растут, взрослеют, испытываешь удовлетворение. И общение с ними удовольствие доставляет. А жена говорит: возраста не чувствуешь, когда в доме маленькие дети.


Мы так считаем: если человеку дано судьбой вырастить столько детей – значит, надо это сделать. Тем более что и обществу нужны люди, чтобы нация сама себя воспроизводила хотя бы, не убывало население России. А кроме того, нам с женой нравятся дети. Просто нравятся.


- Бывает, дети ставят в тупик – вопросами, поведением. Как вы поступаете?


- Да, это часто случается. Они хотят много знать, и мы ищем ответы в книгах (у нас дома немало энциклопедий), часто вместе с детьми. А если поссорились – тогда в зависимости от ситуации: иногда надо твердость проявить, иногда наоборот.


- Например?


- Дети часто ссорятся из-за игрушек: каждый хочет ту, которой нет у него. Поэтому мы покупаем три одинаковых для младших, а не разные, как советовали нам психологи. У наших младших разница в возрасте небольшая, и у них постоянная конкуренция, борьба. Приходится регулировать конфликты.


- Каким образом?


- Объясняю им: пусть пока он поиграет, потом ты. Или, например, ходим мы в бассейн. Каждому из младших хочется с горки первому съехать. Мы договариваемся: пять минут ты первый, потом пять минут – ты. Нравится. Когда нужно в комнате убирать, делим ее на участки. Кто первым уберет, тому главный приз, остальным поменьше.


- А если подрались, вы вмешиваетесь?


- Нет. Дети должны учиться сами отстаивать свои права и уважать чужие. И я вижу, что средние защищают младших от старших. Учатся строить отношения. Но если переходят границы, тогда да, вмешиваюсь.


- Опыт воспитания старших помогает?


- Младшие – другие. Да и каждый ребенок – это новый опыт, все почти с нуля.


- А что вы чувствовали, когда родился первенец?


- Это было чувство неизведанности, я бы так сказал. Вначале опасения, тревоги: как роды пройдут, здоровым ли родится, все ли у жены будет хорошо…


- Как вы супругу поддерживали?


- Помогал, как мог. Во время родов рядом был всегда. Когда первенца ждали, как раз мужьям разрешили присутствовать. Так все шесть раз и ездил в роддом…


- Не страшно было? Без подготовки, сразу. Мужчины, говорят, иногда в обморок падают, когда роды видят…


- У меня устойчивая психика, так что не страшно. Я бы всем мужчинам посоветовал участвовать в этом процессе. Чувство непередаваемое: ты же этого малыша – своего малыша – ни разу не видел, УЗИ не в счет. И вот он появляется на свет, ты берешь его на руки – и боишься уронить (я каждый раз боюсь уронить эту кроху!). Состояние не описать: опьянение, эйфория, радостный шок…


А готовиться к родам мы стали, когда ждали пятого ребенка – ходили к вам в службу на курсы «Счастливое родительство» в 2005 году.


- Курсы изменили что-то в вас?


- Да, очень. Эти занятия открывают мать и отца навстречу друг другу и ребенку. Малыша воспринимаешь так, как будто он уже есть.


- Вы разговаривали с ним до рождения?


- Да нет, не особо. Мне это как-то сложно.


- А после рождения?


- Непременно. Играю с детьми, стараюсь научить тому, что сам умею. Мне очень много дал детский сад № 53, куда ходил Никита, а теперь – Матвей и Богдан. Садик работает по системе Марии Монтессори, там используют интересные развивающие игры, родителям многое объясняют. Лучше начинаешь понимать своего ребенка.


- Как вы играете с детьми?


- Я человек не очень эмоциональный, больше люблю спокойные игры: шахматы, конструирование, те же развивающие игры. А детям вполне хватает активности в общении друг с другом. Мы ходим всей семьей в бассейн, зимой – на горку экстремальных видов спорта. У нас есть спортивный уголок, мальчики 4 и 7 лет занимаются спортивной гимнастикой.


- Травм не бывает?


- Нет. Детям нужно доверять. Если над ним не трястись, он сам не полезет туда, где опасно: чувствует свои силы.


- В вашей родительской семье было много детей?


- Мы с братом росли вдвоем. А вот
  у отца было шесть братьев.


С отцом, считаю, мне повезло. Он был очень мягким человеком, улыбчивым, душа компании. Музыкальный – на баяне сам выучился играть. Влюбил меня в лыжный спорт, научил многое делать своими руками. А дедушкины шахматы у нас до сих пор в деле.


- Кто выигрывает?


- Самый способный у нас семилетний Никита. Пока я выигрываю, но бороться с ним все сложнее. При этом замечаю, что мне хочется обязательно выиграть, хотя я должен уступать.


- Зачем уступать?


- Ну, я же старше. Хотя… Может, и действительно не стоит, тем более теперь.


- А когда чувствуете, что можете проиграть сынишке, что испытываете?


- Это меня не задевает: дети должны опережать своих родителей, это нормально.


- Валерий Игоревич, роли мамы и папы в семье отличаются, по вашему мнению?


- Каждый дает ребенку что-то свое. Мама – это больше уход, забота. Отец – решение проблем. У каждого свое видение мира, род занятий, знания особые.


Мой отец рано умер, и мать старалась оградить меня от трудностей, опекала, хотя я уже в Вооруженных силах отслужил. Отец всегда относился ко мне как к более взрослому человеку. Мы могли и на философские темы поговорить, и просто «за жизнь», и о будущей профессии (он, кстати, мне и помог выбрать специальность).


- В чем, на ваш взгляд, папино счастье?


- Папино счастье... Любовь своих сыновей и дочерей, взаимопонимание. Когда домой приходишь, дети тебе рады – первое ощущение счастья. В дальнейшем – более глубокое: чтобы дети выросли благополучными, состоявшимися людьми.


- А вне детей?


- Как это? Ну, работа удовлетворение приносит. Отношения с супругой. А вообще, когда вся семья уезжает на дачу, я один остаюсь, так даже дела не клеятся. Пустота… Это странно, потому что я с детства был одиночкой. Потом, видно, это все развилось.


- Вы с женой с самого начала хотели много детей?


- Мы хотели троих. Потом поняли, что хотим еще. Мы так считаем: многодетность или бездетность – крест от господа. И Бог не даст детей больше, чем семья может воспитать.


- А материальная сторона?


- Работаем много. Ни выходных, ни праздников. Есть небольшой семейный бизнес, чтобы детей обеспечить.


- На государство может многодетная семья рассчитывать? Вот хотят люди, как вы, помочь стране решать демографическую проблему…


- …И пусть рассчитывают только на себя, на свои силы: пособие на ребенка в 100 рублей – это одни колготки купить. А бумажек для этого сколько нужно собрать!.. А 250 тысяч, которые нам в этом году дали на младшую, через три года, когда их можно будет вкладывать куда-то, превратятся в ничто. Они и сейчас уже не могут стать реальной доплатой при обмене квартиры на большую.


- Надо ли менять политику государства в отношении семьи? И как?


- Надо. Экономика развивается, и нужно, чтобы государство заботилось хотя бы о детях. Посмотрите, как за границей: ребенок родился – маме автоматически пособие, чтобы могла на него прокормить малыша. Часть кредита на жилье гасится. А если 3 – 4 ребенка – долг вообще списывается. Было бы у нас так – может, и решились бы семьи иметь больше детей. А то в полтора года женщина отправляет ребенка в ясли и разрывается между больничными и работой. Видно, у государства есть более важные приоритеты…


Ромина Ирина, специалист по связям с общественностью и СМИ

Просмотров: 685