НП «Межведомственная служба помощи детям и молодежи «Восхождение»
(Восстановлено из остатков закрытого проекта)

Неправильно, когда у ребенка нет папы | автор: admin | 23 сентября 2016 |

Категория: Статьи, Родительская академия


Так считает Анатолия Теницкий, директор хоккейного клуба «Северсталь», ранее 14 лет возглавлявший детский лагерь металлургов «Орленок».

- Папа, папа! – вдруг закричали четыре девчушки лет по двенадцать и прямо-таки повисли на высоком улыбающемся человеке. Покупатели магазина, где происходила эта сцена, косились на странную компанию, ничего не понимая.


Этим добрым великаном оказался Анатолий Теницкий, бывший директор базы отдыха «Рощино» и детского лагеря «Орленок». А его «дочками» - воспитанницы детского дома, несколько лет ездившие туда отдыхать…


Уже почти пять лет Анатолий Николаевич – директор хоккейного клуба «Северсталь», но «орлята» помнят его, и он изредка тоже наведывается в лагерь.


- Каждый год, хотя бы раз в лето, мы с дочкой стараемся выбраться туда – прежде всего в седьмой отряд, к детдомовским ребятам. И знаете, я теперь сам привожу им все то, что когда-то строго запрещал родителям – мороженое, чипсы… Каждая такая поездка – море эмоций. Ребята сразу облепляют мою машину, набиваются внутрь человек по 20, как помещаются – непонятно! А сколько у нас с ними разговоров, объятий, радости! Я заметил, что этим ребятам не только важно поговорить со взрослым человеком «по-серьезному», но и дотронуться до него, погладить руку, например. Сначала мне было не по себе от этого, но потом я понял.


- Анатолий Николаевич, у вас есть и опыт собственной семьи (и родительской, и своей), и опыт общения с ребятами в лагере. Как бы вы сформулировали – зачем ребенку нужен папа?


- Забота, ласка – это понятно. Обеспечение семьи – это тоже папа. Но важнее, по-моему, его личный пример, позиция в жизни. На мой взгляд, ребенок в детстве совершает какие-либо поступки не оттого, что он так думает или хочет именно этого – он чаще всего повторяет за взрослыми, родителями. И когда ребенку нужно принимать свои детские решения, он чаще всего берет пример именно с папы. Если родитель слишком часто втолковывает ребенку какие-то истины, это хуже доходит, чем его поступки.


Очень неправильно, когда у ребенка нет папы. Так не должно быть. И у любого ребенка должен быть в жизни мужчина, на которого он бы смотрел открыв рот, с уважением и любовью, с которого брал бы пример – дедушка, любой родственник… А женщина в семье – в первую очередь для смягчения ситуаций.


- А что же, мужчина – для их обострения? Или для осуществления санкций?


- Я не могу сказать так однозначно. По моему мнению, за проступок нельзя наказывать сразу, не вникнув. Ведь ребенок, как правило, не хочет ничего плохого, просто у него еще мало опыта.


- Например?


- Вспомнилась забавная история… Дочка еще маленькая была, и мы получили по бартеру (в то время все так сложно было) унитаз. И вот мы с женой на кухне, дочка по квартире бродит, играет. Вдруг притихла. Жена говорит: «Слушай, что-то не то. Надо посмотреть». Но я не успел – тут же звон, гром… Я в комнату – а унитаз на боку, расколотый. Я дочку скорее на руки схватил (обломки-то острые), она: «Папочка, ты меня ругать будешь сейчас?». Обидно, конечно, но за что ругать? Ей же просто интересно было залезть на него. Сами виноваты – так поставили. Ну, превратил все в шутку: нельзя в таких случаях напрягать ребенка.


- Дочка у вас теперь совсем взрослая, студентка. Как вы сейчас смотрите – удалось вам стать для нее примером, как хотелось? Похожа она на вас?


- Очень похожа! Жена иногда скажет даже: «Такая же вредная, как ты». А я думаю: в жизни все повторяется. Смотришь на своего ребенка – ее поведение, отношение к той же учебе, к поступлению в вуз, линия поведения с товарищами… Как в зеркало смотришь! Иногда что-то не радует, думаю, что где-то надо бы помягче или наоборот строже. Но все равно тепло, хорошо. И очень хотелось, чтобы не повторяла твоих ошибок. До сих пор переживаю, что уделял Маше намного меньше времени, чем хотелось бы…


- Маша, наверное, выросла в «Орленке»?


- Конечно. Лет с трех, даже раньше, жила в отрядах. Теперь-то думаю, что занимал я тогда излишне принципиальную позицию. Она, как только меня увидит, сразу мчится навстречу, ручки раскинет: «Папа!!!». А я старался этот порыв погасить: в лагере другие дети живут без папы, без мамы, им тяжело будет смотреть, как ты с папой обнимаешься. Обижалась она. Очень. Только классу к 6 – 7-му поняла меня.


- Другие сложности тоже бывали?


- Конечно. Когда я ушел из «Орленка», Маша захотела устроиться туда на работу: мы постоянно брали школьников уборщиками, на работы в саду и т.п. Человек должен работать, я в этом уверен. Сам уже после 7 класса летом трудился – и научился многому. И Машино желание понял. На работу ее взяли, но через некоторое время Маша пожаловалась, что возник конфликт: «Думают, что если я твоя дочь, так не работаю». Я сначала отругал ее: «Ты должна в 2 – 3 раза больше грядок прополоть, раз дочка бывшего директора!». Она возразила, что людям приятно ее носом тыкать. «Ну что ж, - сказал я, - тебе придется через это пройти. Чтобы люди видели, что ты работаешь на общих основаниях, без поблажек. Тебя хотят до слез довести, а ты наоборот должна улыбаться и говорить: «Я все сделаю».


- То есть выход в такой ситуации – в смирении?


- Это не совсем смирение! Человек должен все понимать, защищаться, но в рамках. У детей руководителей нередки такие случаи. Сейчас, кстати, у Маши ситуация похожая: она учится в Ярославле, многие ребята в группе болеют за ярославский «Локо» - нашего заклятого соперника, и она скрывала, что дочь директора ХК «Северсталь». Мое мнение было – не надо этого делать, но она приняла другое решение. И вот буквально вчера позвонила, похоже, все раскрылось и ей там непросто…


- Вы что-то советовали?


- Она почти ничего не рассказала – так что, думаю, сама разберется. Справится.


- Анатолий Николаевич, вы говорили, что все в жизни повторяется. Значит ли это, что вы похожи на своего отца?


- Отец мой был военным, но в остальном столько схожего! Я родился в Сибири, и долгое время мы жили там. Работа у отца была за городом – и даже расстояние такое же, как от Череповца до Рощина. Он очень честно относился к службе. Солдаты для него были как дети, он за стол никогда не сядет, пока не убедится, что и они, и водитель накормлены. А с семьей виделся редко: был постоянно занят, отпуска и те по пальцам пересчитать можно. Но мы с братом и мамой ездили к нему на выходные. Мама, как и другие офицерские жены, показывала солдатам, как заготавливать капусту, грибы; когда у кого-то из солдат был день рождения, ему пекли торт… Знаете, я всю жизнь горжусь, что у меня такие мама и папа. И благодарен им, что они и мне передали такое же отношение к людям.


В «Орленке», когда там работал, не было ни одного родительского дня, чтобы мы с кем-то из коллег не пришли в отряд детдомовских ребят. Приносили им соки, яблоки, конфеты – чтобы все как у домашних детей. А теперь наша хоккейная команда помогает детдомовцам.


- Хоккеисты бывают в детских домах?


- Мы это не афишируем, но это так. Сначала это был по традиции детский дом № 9, а теперь еще и детский дом в Кривце. А получилось так. Андрей Коваленко, капитан команды, - самый многодетный папа у нас: детей у него пятеро (трое в Америке, двое в России). Однажды он привез целую машину игрушек. Я тогда жил на даче, вернулся домой и жене рассказываю. А Света и говорит: «Знаешь, тут недалеко есть детский дом, там условия очень тяжелые». Ну, мы сразу в машину – и туда. А времени полдевятого, на нас, конечно, смотрят странно: какие-то люди примчались, какие-то игрушки предлагают. Но потом стали рассказывать, какие у них еще проблемы – с отоплением, с водой. Видеокамеру заодно попросили…


Я на следующее утро к ребятам, рассказал все. И один из них побежал с шапкой по сотрудникам, капитан – по команде… Верите ли – за два с небольшим часа мы набрали большую сумму! Купили им видеокамеру самую лучшую, спортинвентарь…


Такие акции мы два-три раза в год проводим. И обязательно кто-то из хоккеистов отвозит, я сотрудников детдома прошу: «Покажите все моим пацанам». Они немного другие возвращаются из таких поездок…


- Ваша жена, как я поняла, вас поддерживает в этих стремлениях?


- Да благодаря Свете часто все и начинается! Помню, давно, еще при талонной системе, она услышала по радио о приемной семье в Мяксе – нуждаются люди. Приезжаю с работы, а Света собирает гречку, сгущенку, еще какие-то продукты: «Давай, - говорит, - отвезем или посылкой отправим. Им сейчас труднее, чем нам». А я в то время вечерами подрабатывал – «бомбил» на своей машине, то есть и сами жили не в раю. Но – той семье было еще труднее. Разные были случаи… И знаете, я думаю, что если даже ты ошибся: помог человеку, а он тебя обманул, - все равно это в добро.


- Анатолий Николаевич, вы так много общаетесь с детдомовскими детьми – не думали о том, чтобы принять кого-то из детей в семью?


- И не один раз. И жена, я уверен, не против. Но, понимаете, хочется дать ребенку все по максимуму, а сомнений много: здоровье, возраст, загруженность на работе... Не могу пока ответить «да». Не готов.


- Тем не менее, вас уже можно считать многодетным папой: детдомовские дети, «орлята»… Безусловно, возникали и сложные ситуации, конфликты. Как вы действовали?


- Конечно, порядка, дисциплины приходилось добиваться: лагерь огромный, несколько лет он был самым большим в России. Многому я научился у моего предшественника – Бориса Ивановича Сорина. Но знаете, если честно, больше помнятся не конфликты, а совсем другое.


- Праздники?


- Да. Мы все время старались что-то придумать для ребят удивительное, фантастическое даже. Помню, как однажды я полдня провел в приемной у тогдашнего директора ЧерМК Юрия Викторовича Липухина – пока не добился разрешения, чтобы вертолет на две минуты прилетел к нам на праздник. Эта огромная птица приземлилась на нашем стадионе, из нее выскочили космические разбойники – и он снова взмыл в небо.


- Ребята обалдели?


- Летчики обалдели не меньше! Звонили потом, спрашивали – как, что. В другой раз парашютисты приземлились. Причем сотовой связи тогда еще не было, так мы часы сверяли по секундам! И вот в 17.32 ведущие говорят: «А теперь посмотрим вверх» - а там парашютисты спускаются! Да разве все расскажешь… Однажды настоящий БТР «достал». Спрятали его в кустах – ни один человек не видел. Он в разгар «войнушки» как вылетел на стадион – пальба, дым. Дети рты пораскрывали…


- В этом вы тоже похожи на отца: работа на первом месте?


- Наверное, это плохо. Завидую людям, которые могут отключаться от работы, выходя за проходную. Но есть социальная ответственность за общественные дела, и без этого чувства жить как-то сложно.


Ромина Ирина, специалист по связям с общественностью и СМИ

Просмотров: 1133