НП «Межведомственная служба помощи детям и молодежи «Восхождение»
(Восстановлено из остатков закрытого проекта)

Да, учиться надо», - говорил подросток. И… не шел в школу | автор: admin | 22 сентября 2016 |

Категория: Статьи, Школа


Леша рос обычным мальчишкой. В классе нормальные отношения с ребятами и учителями, оценки – тройки-четверки, дома компьютер, во дворе друзья… Уроки, как водится, иногда прогуливал – правда, только за компанию.

Но год назад в конце третьей четверти случилась в школе неприятность – и мальчишка перестал ходить в школу.

- Когда классный руководитель мне позвонила и сказала об этом, я была просто в шоке, - рассказывает мама, Елена Вадимовна. – Что делать? Пробовала поговорить с сыном, но ничего не получилось: он замкнулся, молчал. Так и не учился до конца года. В девятый его перевели по предыдущим оценкам, спасибо учителям. А что дальше?

Лето прошло в волнении. Мама старалась не напоминать о школе, думала так: отдохнет, - может, всё забудется, наладится.

Но 2 сентября Леша заболел – а выздоровев, опять не пошел в школу. Тут еще родители развелись…

- Мое состояние было просто ужасным, - признается мама. – Начинаю с сыном разговаривать – он сразу в крик, что бы ни спросила. А я не знаю, что делать, ворчу, ругаю его. Толку никакого. Казалось, что теряю контроль над ситуацией, не могу совладать, все уходит куда-то… Побежала к классному руководителю: «Помогите!».

Пришли к ним на дом учитель и социальный педагог, поговорили с мальчиком – о школе, о будущем.

- Да, надо учиться. Да, я все понимаю, - соглашался подросток. Но… То идет в школу, то опять нет.

И тут мама встретила знакомую. Разговорились, поделилась проблемой. И вдруг слышит:

- А знаешь, сходи на Данилова, 21, - там есть «Территориальная социальная служба», - помогают в таких случаях, как твой. Девочки хорошие работают, внимательные.

Елена Вадимовна пришла в проект программы «Дорога к дому». Рассказала, что случилось. И буквально через день в квартире раздался звонок: «Мы из службы. Можно к вам?». «Конечно, - обрадовалась женщина. – Спасибо, что так быстро!».

Специалисты Ольга Торицына, Любовь Мухина приходили не раз. Разговаривали с Лешей, с мамой. Елену Вадимовну беспокоило будущее сына: «Хочется, чтобы ребенок школу закончил: куда без аттестата? Профессию ведь надо получить. И он все понимает, а вот в школу не идет. То ли ленится просто, то ли что… Я уже измучилась вся. Его же на работу никуда не примут!».

- Возможно, вам придется пересмотреть отношения с сыном. Вы готовы?
- Да, я согласна.
- Это нелегко – менять свои привычки.
- У меня выхода нет, все уже перепробовано…

- Елена Вадимовна очень переживала за будущее сына, - рассказывает специалист проекта «Территориальная социальная служба» Ольга Торицына. – Мы говорили с ней о том, что она делает хорошо, что еще может сделать. Маме ведь очень важно быть спокойной. Затем она пошла на занятия «Родительской академии» (этот проект тоже работает на базе Межведомственной службы «Восхождение»), где разбирались темы прав ребенка, ответственности, прежде всего дома. Учеба в школе – тоже ответственность; но если в семье девочка или мальчик не отвечает ни за что, - откуда возьмется ответственность за школьные занятия?

Елена Вадимовна, мама двух сыновей:
- Я бы советовала родителям обращаться в программу «Дорога к дому», если возникают трудности с детьми. Здесь люди открытые, хорошую помощь оказывают, многому можно научиться. Но только если человек сам расположен учиться, меняться. Тогда все получится.

С Лешей мы говорили о будущем: чего бы он хотел достичь, каким видит себя через несколько лет, есть в его жизненных планах учеба. Что будет, если он бросит школу или останется на второй год. Таким образом подросток имел возможность увидеть минимум два варианта своего будущего: успешный и нет. Раньше он не осознавал, для чего учится: многие друзья оставались на второй год, о хорошей профессии даже не мечтали.

- Может, и тебе лучше остаться еще на год в девятом классе? - спрашивала Ольга Владимировна. – Зачем тратить столько сил?

Но Леша уже видел себя хорошим специалистом. А первый шаг для этого – получить аттестат об основном общем образовании (за 9-й класс).
- С какими предметами у тебя трудности? - спросила Ольга Владимировна, услышав желание подростка. – Что именно трудно?
- Не все понимаю на уроке.
- А почему?
- Запустил, многое не помню, материал незнакомый…
- Что тебе поможет?
- Если позаниматься, можно наверстать.
- Как это можно сделать?
Леша, подумав, принял решение выполнять дополнительные задания.
- Ты сможешь подойти к учителю и попросить эти задания? – спросила Ольга Владимировна. Не секрет, что некоторым ребятам нелегко даются контакты со взрослыми. Но у Леши, к счастью, такой проблемы не было: с учителями были хорошие отношения.
- Сможешь ли найти время для их выполнения?
Вместе поразмышляли, как теперь спланировать день, чтобы и на учебу время нашлось, и на отдых осталось.

В итоге Леша стал сам контролировать – что у него получается, а что нет, в чем нужна помощь. Уроки иногда пропускал по-прежнему, но Ольга Владимировна не стыдила, а предлагала разобраться: польза от этих прогулов или вред для самого Леши? Вывод подросток сделал однозначный: пропустил – отстал еще больше, надо заниматься самому, много усилий приложить; а то и двойка за четверть появляется. Смысла нет прогуливать, если хочешь в училище идти

- Я тоже многое поняла, многому научилась, - говорит Лешина мама. – Чувствую, что стала меняться. Изучали мы, например, с Ольгой Владимировной территориальный договор – понравилось. Дома все расписали – где чья территория, кто за ее уборку отвечает. Не все сразу стало получаться: не заправляют сыновья кровати – я нервничаю. Хотя это их ответственность! И я вижу, что если старший ждет в гости девушку, то в квартире все блестит и сияет. То есть он видит беспорядок, умеет уборку делать, в семье начнет жить – все сможет сам. Я стала успокаиваться.

Пошла на занятия в «Родительскую академию». Тоже много полезного узнала, хотя не все приживалось легко. Когда на занятиях о финансовом договоре стали разговаривать, я сначала в штыки приняла: не так, как у нас заведено! Непривычно. Но подумала, поговорила с сыновьями. Пробуем. Карманные деньги младшему стала давать. Он доволен: не надо каждый раз просить у меня на разные мелочи. Есть у нас и другие изменения.

Я поняла, что ребенок имеет право высказать свое мнение, а мы должны его выслушать. Иначе он не чувствует себя членом семьи, человеком, с которым считаются. И будет искать уважения, признания на стороне, завоевывать дешевый авторитет. Не все, конечно, получается. Иногда я срываюсь, голос повышаю. Но потом, если понимаю, что неправа, прошу прощения у сына. И наши отношения теперь намного лучше, они стали не только доверительными, как когда-то, но и более уважительными.

Сегодня Елена Вадимовна не беспокоится за будущее сына. Он подал документы в училище, выбрал рабочую специальность. Она рассказывает Леше, как проходят практику ребята из ПУ у них на производстве: если парень прогуливает, ему говорят: «На работу не возьмем после училища».
- А будешь хорошо работать, сможешь закрепиться на предприятии, квартиру сможешь купить через ипотеку...
- Мам, а я, может, в училище на одни пятерки буду учиться! – мечтает сын. – И профессионалом стану.
- Ну, дай-то бог, - соглашается мама. И на сердце у нее становится легко.

Автор: Ромина Ирина
специалист по связям с общественностью и СМИ

Просмотров: 824